Род

Д. В. Сичинава, 2011

Род – это словоклассифицирующая грамматическая категория (см. Грамматическая категория) русских предметных слов (иначе субстантивов: существительные, местоимения-существительные). Категория рода предметных слов проявляется через грамматические показатели согласуемых с ними словоформ русских атрибутивных слов (иначе адъективов: прилагательные, местоимения-прилагательные, числительные-прилагательные, причастия глаголов; также анафорические местоимения типа он, который), а также словоформ глагола изъявительного наклонения прошедшего времени и сослагательного наклонения. У атрибутивных слов и глагола категория рода является словоизменительной (см. Грамматическая категория). Словоклассифицирующий род и согласовательный – неразделимые части единой категории; первый проявляется посредством второго, второй диктуется первым [Копелиович 2008:93].

В примере ниже слова, у которых род является словоклассифицирующей категорией, подчёркнуты; слова, у которых род является словоизменительной категорией, выделены курсивом.

(1) (красная, моя, четвёртая, открытая) книга (лежала)

(красный, мой, четвёртый, открытый) блокнот (лежал)

(красное, моё, четвёртое, открытое) письмо (лежало)

Категория рода состоит из трёх признаваемых во всех трактовках граммем:

· мужского рода;

· женского рода;

· среднего рода.

В [Зализняк 1967] выделяется также парный род (см. п. 2.2), для лексем pluralia tantum; парным родом признаётся согласование таких лексем по множественному числу.

По данным выборки в 34 тысяч существительных, существительные мужского рода составляют около 46 %, женского рода 41 %, среднего рода — 13 % [Мучник 1971].

Род присущ всем существительным русского языка (о парном роде см. ниже (см. п. 2.2)) и является для них синтаксически независимой категорией (см. Грамматическая категория), поэтому многими авторами рассматривается как главная грамматическая категория русского существительного [Воейкова 2008]. Род предметных слов не имеет однозначного морфологического выражения в форме самого существительного, хотя определённым образом коррелирует с его словоизменительным типом (морфологическим родом (см. п. 2.1)):

(2) Ф.А.Петровский уверял, что в молодости видел парикмахерскую с надписями: «мужской зал», «женская зала», «детское зало». [М. Л. Гаспаров. Записи и выписки (1998)]

1. Род и согласовательный класс

1.1. Согласовательный класс. Род по А. А. Зализняку

Традиционной грамматикой род рассматривается как характеристика слова; в работе [Зализняк 1967] предложен подход, при котором род рассматривается в тесной связи с так называемым согласовательным классом.

По определению, данному в работе [Зализняк 1967], согласовательный класс – это совокупность существительных, требующих (при фиксированном грамматическом значении) одинаковых словоформ любого атрибута (адъективной части речи – прилагательных и т. п.) при согласовательной синтаксической связи. Иными словами, это такие непересекающиеся группы слов, со всеми словами одной из которых согласуемые части речи согласуются одинаково (но при этом по-разному с любыми двумя словами из разных групп).

Согласовательный класс является грамматической категорией, поскольку его имеют все существительные (см. Грамматическая категория).

ПРИМЕЧАНИЕ. Согласовательный класс – термин, часто упоминаемы при описании грамматики языков Африки, Дагестана, ряда других ареалов. Обычно системами с именными классами называют системы, похожие на родовые, но с большим количеством классом и иными семантическими противопоставлениями между ними В ряде таких языков (семья нигер-конго) согласовательный класс имеет особый показатель, в других (дагестанские, атлантические) форма слова не предсказывает его классной принадлежности. Русский язык относится к промежуточному типу; однозначного показателя рода у существительных нет, однако имеется определённая корреляция между типом словоизменения и родом (см. ниже, о морфологическом роде). В русской грамматической терминологии его впервые предложил использовать П. С. Кузнецов.

В русском языке согласовательный класс не совпадает с традиционным родом, а получается «умножением» рода на признак одушевлённости, поскольку формы винительного падежа у одушевлённых и неодушевлённых имён различаются во множественном числе (а у неодушевленных – и в единственном):

в.п. ед.ч. белый дом, лист, халат; вин.п. мн.ч.: белые дома, листы, халаты

в.п. ед.ч. белого плантатора, слона, призрака; вин.п. мн.ч.: белых плантаторов, слонов, призраков.

Таким образом, традиционным трем родам соответствует шесть согласовательных классов:

  • дом – м.р. неодуш.;
  • слон – м.р. одуш.;
  • стена – ж.р. неодуш.;
  • коза – ж.р. одуш.;
  • окно – ср.р. неодуш.;
  • чудовище – ср.р. одуш.

О седьмом классе и т.н. парном роде см. ниже (см. п. 2.2).

Н. Н. Дурново (ср. [Дурново 1924]), первым фактически введший понятие согласовательного класса, не различает понятий «род» и «согласовательный класс» и выделяет в русском языке 6 родов.

А. А. Зализняк рассматривает род как такие пары согласовательных классов, которые различаются только на выбор показателей винительного падежа, диктуемый одушевлённостью.

1.2. Диагностические контексты согласовательной связи

По Зализняку, к диагностическим для рода контекстам согласовательной связи, помимо самой распространённой – атрибутивной связи (белый дом, белая крепость), относится также синтаксическая связь в следующих типах словосочетаний:

  • предикативная конструкция (дом – белый, дом бел):

(3) Это пространство бесконечно. Ничего там нет, кроме тумана. [О. Ефремова. История одного самоубийства (2002)]

  • селективные конструкции (один из домов, каждый из домов):

(4) Можно сказать, что это один-Ø из симптомов, который входит в симптомокомплекс рахита, но одного этого признака недостаточно для диагностики заболевания. [А. Разакова. Первый год и вся жизнь (2002)]

(5) И вдруг однажды замечаю, что в одной из бутылок, которую я опорожнил накануне, почему-то осталось граммов сто водки. [Ф. Искандер. Муки совести, или Байская кровать (1980-1990)]

  • сочетания с некоторыми числительными (полтора, оба и числительные, кончающиеся на один и два):

(6) Оба эти вектора существовали на протяжении всего советского периода. [Л. Шпаковская. Старые вещи. Ценность: между государством и обществом (2004)]

(7) Протянул доктор Ватсон обе руки к фотороботу и предложил Шерлоку Холмсу махнуться. [«Информационные технологии» (2004)]

  • конструкции с определёнными глаголами и прилагательным в творительном падеже (прилагательное управляется глаголом, но согласуется с дополнением в числе и роде):

(8) Я никогда не считал и не считаю Коминтерн безгрешным. [И. В. Сталин. Международное положение и оборона СССР (1927)]

(9) Тебя пугает, пес, что я уж репетирую, а сам считаю пьесу неготовой? [А. Дмитриев. Призрак театра (2002-2003)]

Согласование местоимения с кореферентным существительным (часто употребляется термин «конгруэнтность») также является диагностическим для рода:

(10) Я, например, для внучки настегала своими руками лоскутное одеяло, зная, что оно будет её оберегать, давать ей энергию. [«Народное творчество» (2004)]

1.3. Несоответствие диагностик родо-числового согласования

В ряде случаев диагностики родо-числового согласования дают различные результаты: одни из них диктуются грамматическим согласованием, другие – «согласованием по смыслу», то есть по полу референта. Например, местоимение вы (Вы) при обращении к одному человеку (вежливое Вы) требует однозначно множественного числа в глаголе: Вы пришли, придёте (*пришёл, *придёт), однако прилагательные, причастия и местоимения-прилагательные в позиции сказуемого при нём могут (и в ряде контекстов должны) согласовываться «по смыслу», в единственном числе и по полу референта:

(11) Кто же вы такая? ― Я шла в город, ― ответила девушка. [Ю. О. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом, часть 2 (1943-1958)] (*кто вы такие)

(12) ― Я вас видел. Вы красивая. Я люблю таких… изящных. [Елена Белкина. От любви до ненависти (2002 [Александр Терехов. Каменный мост (1997-2008)] (*Вы красивые.)

Для кратких прилагательных, в отличие от полных, согласование по множественному числу не тольконе запрещено,но и гораздо более частотно, чем по единственному:

(13) ― Простите, но где же видно, что вы беременна? [Коллекция анекдотов: транспорт (1970-2000)]

(14) Она к врачу: не гастрит ли? А та ей: "Да вы беременны!" Так и ляпнула по-грубому. [И. Грекова. Перелом (1987)]

Для слов нормативно мужского рода, означающих лиц женского пола (врач, премьер-министр; см. подробнее п. 4.1) возможно согласование по мужскому роду (наш врач, премьер-министр заявил наряду с наша, заявила), но невозможны кореферентные местоимения в мужском роде (о женщине невозможно: врач пришел, *он сказал, что…).

1.4. Согласовательный класс и категория личности

Как отмечает А. А. Зализняк, если считать жёстким правило о несочетаемости собирательных числительных (двое, трое) с названиями животных (т. е. считать грамматически неправильными сочетания вида двое коров, трое зайцев), можно выделить в русском языке согласовательный класс в зависимости не только от одушевлённости, но и от личности [Зализняк 1967:70]. Личность с типологической точки зрения – грамматическая категория, противопоставляющая обозначения людей обозначениям всех прочих объектов. В таком случае обозначения людей (двое писателей, трое солдат) по своей сочетаемости противопоставлялись бы обозначениям животных и предметов.

Добавим к этому, что отмечавшиеся в литературе правила о недопустимости сочетаемости собирательных числительных с обозначениями женщин (двое девочек) и/или лиц высокого социального статуса (двое царей, двое генералов) давали бы уже иную границу согласовательного класса, выделяя «лично-мужской», «лично-низкостатусный» класс или их комбинации.

Однако в действительности сочетания вида двое девочек, семеро царей, трое зайцев в русском языке допускаются (см. Числительные).

2. Морфология

2.1. Словоклассифицирующий род: показатели морфологического рода

В русском языке имеется устойчивая корреляция между родом существительного и его моделью словоизменения. Так, существительные женского рода в большинстве своём оканчиваются в им.п. ед.ч. на и относятся к а-склонению (лиса, баня) либо на мягкий согласный или любой шипящий (орфографически ) и относятся к третьему склонению (тетрадь, рожь, вещь), мужского – на согласный и относятся ко второму склонению (волк, конь, карандаш), среднего – на -о/-е и относятся ко второму склонению (село, море). Соответствие отдельных словоизменительных типов и рода может носить абсолютный характер; так, все слова третьего склонения (по типу степь) женского рода [Плунгян 2000].

В [Откупщикова, Фитиалов 1964] (вслед за ними в [Зализняк 1967]) типы парадигм, характерные для большинства существительных мужского, женского и среднего родов, названы мужским, женским и средним морфологическими родами. Морфологический род может не совпадать с согласовательным. Таким образом, слова мужчина или Фома – женского морфологического, но мужского согласовательного рода, а подмастерье – среднего морфологического, но мужского согласовательного рода.

Без информации о типе словоизменения выбор рода по форме им.п. часто затрудняется (ср. тень и день, камыш и мышь), однако при помощи характерных суффиксов (например, -тель для м.р. и -ость для ж.р.) подавляющее большинство существительных в исходной форме позволяет определить морфологический род [Мучник 1971].

По данным [Зализняк 1967], существительных мужского морфологического рода 40,5 %, женского — 43%, среднего — 16,5% (на материале 47 700 лексем).

2.1.1. Расхождения между морфологическим и согласовательным родом

Расхождения между морфологическим и синтаксическим родом касаются ограниченного количества существительных; однако ряд таких слов высокочастотен. Так, в первую тысячу частотных русских слов (по [Шаров, Ляшевская 2009]) входят слова мужчина (416-е), папа (843-е), близко к тысяче стоит слово дядя (1128-е).

2.1.1.1. Женский морфологический род

К женскому морфологическому роду нормативно относятся

  • ряд древних непродуктивных одушевлённых существительных мужского рода (юноша, слуга, староста, мужчина, судья);
  • гипокористические («уменьшительно-ласкательные») мужские имена типа Вася, Коля;
  • существительные с продуктивными увеличительными суффиксами -ин- (казачина, домина) и более экспрессивным -яр- (волчара, дождяра, попяра), наследующие род производящего слова (казак, дом, волк, дождь, поп);
  • одушевлённые существительные с уменьшительными суффиксами типа мальчонка, парнишка, плутишка, также наследующие род исходного (мальчик, парень, плут):

(15) Боевой маг ― суровый бородатый детина ― поигрывал прозрачным шаром, в котором плясали голубоватые молнии. [Д. Емец. Таня Гроттер и колодец Посейдона (2004)]

(16) Не сможете вы ничего выяснить. Котяра вам подгадил. [В. Белоусова. Второй выстрел (2000)]

Для слов с суффиксом -ин типа домина (с омофоничными вариантами среднего морфологического рода типа домино) характерна вариативность согласовательного рода (см. п. 2.5 Вариативность в роде). Слова на -а могут выступать как существительные общего рода (см. п. 2.3 Общий род).

2.1.1.2. Средний морфологический род

К среднему морфологическому роду нормативно относятся:

  • немногочисленные существительные мужского рода типа подмастерье или воронко, гнедко (обозначения лошадиных мастей, которые могут выступать и как клички):

(17) Старый воронко! я видел, как прошибла тебя слеза, я видел, как дрожали твои мясистые губы, я слышал твой вздох, которым, казалось, ты умолял своих вожаков не впрягать тебя в корню, ибо место принадлежит не тебе, а гнедку! [М. Е. Салтыков-Щедрин. Сатиры в прозе (1859-1862)]

(18) слова с суффиксами -ищ- и -ишк- (домище, домишко), наследующие род производящего слова:

(19) На кухне караульной роты получал мешок с ржаными буханками, запасал полный бидонище питьевой воды. [О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней (2001)]

(20) Она была в той квартире, выходила на хлипкий балконишко… [Г. Щербакова. Ангел Мертвого озера (2002)]

За пределами литературной нормы для некоторых из этих классов наблюдаются колебания между средним и женским морфологическим родом.

По [Зализняк 1967] (см. также [Граудина и. др. 1976:74–75], [Грамматика 1980(1):486], [Воейкова 2008:119]), неодушевлённые существительные с суффиксами -ин- тяготеют к смешанному морфологическому роду (видел этот домино / ???домину, но с этим доминой / ???домином) либо к изменению рода согласовательного (мою краснокожую паспортину – Маяковский), а одушевлённые с суффиксами -ищ- и -ишк- – к женскому (видел этого бычищу, нет ни одного домишки):

(21) Каких только собакодомов не насмотрелся! и в форме ракушек, и пародирующих русскую народную избушку и похожих чем-то на пагоду. Даже двухэтажный видел доми́но! (ann-sanni.livejournal.com)

(22) Оно ушло в другой угол, подобрало огромную свою пальтищу. [А. Эппель. Сидящие во тьме на венских стульях (1993)]

Восточнославянские фамилии на -ко (Родзянко, Шевченко) в XIX веке, а также в современном просторечии склоняются либо по среднему морфологическому роду (как в украинском: Родзянком, Шевченком), либо по женскому (как в белорусском: Родзянкой, Шевченкой). Литературная норма предписывает несклоняемость этих фамилий:

(23) Вследствие оного прошения моего, что от меня, дворянина Ивана Никифорова сына Довгочхуна к тому имело быть, совокупно с дворянином Иваном Ивановым сыном Перерепенком; чему и сам Поветовый Миргородский Суд потворство свое изъявил. [Н. В. Гоголь. Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем (1835-1841)]

(24) Что-то доказывал, шутил, обсуждал нового, молодого и энергичного Генерального секретаря с пятном на голове, ходил на встречу с потрепанным Евтушенкой, сидевшим в вышитой русской рубашке рядом с маленькой Никой Турбиной и глядевшим на всех насупленно и сердито. [А. Варламов. Купавна (2000)]

Аналогичные колебания (между средним и женским морфологическим родами и несклоняемостью) характерны и для славянских форм имён вроде Ярило, Садко (дохристианские) или Михайло, Иванко, Данило (христианские):

(25) Ключник докладывает своему господину, который приказал удержать хлеб у крестьян, заявивших об уходе от него, что у Иванка отобрано три коробьи. [В. Л. Янин. Я послал тебе бересту… (1975)]

(26) Потом (барин) призвал Данилу и сам объяснил ему новый оброк. Данило видит ― вовсе несуразица [П. П. Бажов. Хрупкая веточка (1940)]

(27) А глядишь: наш Мирабо Старого Гаврило За измятое жабо Хлещет в ус да в рыло. [Д. В. Давыдов. Современная песня: (1836)]

2.1.1.3 Мужской морфологический род

К мужскому морфологическому роду относятся экспрессивные обозначения лиц женского пола, образованные от слов женского морфологического рода (кроме бабец, реально употребительны только имена собственные) при помощи ряда суффиксов: бабец от баба, Машкин от Машка, Натусик от Натуся, Ленок от Лена, Шурик от Шура (последнее – общего рода (см. п. 2.3)):

(28) И все почти существительные приобретали окончание на ец: вместо баба ― бабец, вместо лягушка ― лягушец, вместо кабак ― кабачец. [П. Д. Боборыкин. Воспоминания (1906-1913)]

Данные слова колеблются между мужским и женским согласовательным родом (для бабец частотнее мужской – 10 примеров против 2, для имен собственных – женский, например, для Ленок -- 5 против 1):

(29) Высокая луна-лунища. И бабец спящий. [В. Маканин. Неадекватен (2002)]

(30) И непонятно мне, чего это такая опытная (чтоб не сказать сильнее) бабец так дергается, мельтешит, мандражирует, на цирлах пляшет. [А. Пастернак. Сонька-помойка (Воспоминания покойника) (2002)]

(31) Ленок никогда не называла Шефа по имени-отчеству, если, конечно, его не было рядом [Е. Прошкин. Эвакуация (2002)]

2.1.2. Адаптация иностранных заимствований

Иностранные склоняемые заимствования в большинстве случаев не копируют род языка-источника. Склоняемые существительные выбирают род исходя из морфологического рода (так, слова мужского рода органон, консилиум в греческом и латыни среднего, лозунг – в немецком женского). Несклоняемые тяготеют к среднему роду (за исключением обозначений живых существ вроде кенгуру; см. п. 2.5 Вариативность в роде).

2.2. Pluralia tantum как «парный род»

Pluralia tantum – существительные, не имеющие форм единственного числа – традиционно относят к явлениям, связанным с числом, а не с родом.

Тем не менее, в [Зализняк 1967] предлагается рассматривать их как особый согласовательный класс (см. п. 1) (неодушевлённый: вижу новые сани), которому соответствует особый четвёртый род – парный род. Формы pluralia tantum, по смыслу относящиеся к единственному объекту, вроде одни сани, одни из этих саней считаются формами ед. ч., омонимичными мн.ч.:

(32) А это невозможно при решающем преобладании таких двух основополагающих установок индийского (хотя далеко и не исключительно индийского) мировоззрения, как монизм и атомизм, которые как два лезвия одних ножниц без остатка срезают личностную теологию и антропологию. [История восточной философии (1998)]

В отличие от трёх традиционных родов, парный род не включает одушевлённого согласовательного класса (см. п. 1.1 Согласовательный класс). Впрочем, А. А. Зализняк теоретически допускает выделение такого класса, который включал бы слова белые и чёрные как названия сторон в шахматах и тому подобных играх. Ср. форму винительного падежа, доказывающую одушевлённость слова белые:

(33) После правильного 35…Rf6! выигрыша за белых не видно. [Е. Бареев. Качество ничьих и их количество (2004)]

Это не относится к обозначениям политических партий (белые, красные, зелёные), которые имеют и единственное число.

Особого морфологического парного рода не имеется; слова парного рода распределены по трём морфологическим родам. Так, часы относится к мужскому морфологическому роду (часов), как слово час; ножницы и брюки – к женскому (ножницы – ножниц, брюки – брюк, ср. страницы – страниц, штуки – штук); ворота и дрова – к среднему (ворота – ворот, дрова – дров, ср. болотаболот, слова – слов), о противопоставленных по морфологическому роду формах мн.ч. см. п. 2.6.1.4 (см.).

Исторически формы pluralia tantum имели согласовательный род во мн.ч., на письме сохранявшийся до реформы 1918 г. (см. п. 2.6.1.1) Mногие из них связаны с утраченными или семантически специфицированными формами ед.ч. (дух – духи, час – часы).

2.3. Общий род

Лексикографическая традиция, помимо трех основных родов, выделяет также так называемый общий род. К нему относятся одушевленные существительные, обозначающие лиц (часто также животных), в зависимости от пола обозначаемого лица согласуемые то по женскому, то по мужскому роду:

(34) Дмитрий Харатьян оболтусом не был, а был просто любознательным непоседой. [Н. Склярова. Казаки-разбойники (2002)]

(35) И все же Москва с ее нескончаемой учебой, унылым музицированием, въедливыми гувернантками, с тяжелой повинностью ходить на концерты оказывалась для неугомонной непоседы ― истинной сорвиголовы в юбке ― нестерпимой. [Н. Никитина. Главы из книги об Александре Львовне Толстой (2002)]

(36) Там, в густой чаще молодых ольх, осин, берез и елочек, сидела у своего гнезда вороватая сорока… Там она сунула свою добычу птенцам и ― непоседа ― сейчас же опять куда-то улетела. [В. В. Бианки. Лесные были и небылицы (1923-1958)]

Слов общего рода около 200 [Мучник 1971], [Граудина и др. 1976:76–77], [Иомдин 1980]. Они относятся к женскому морфологическому роду. Семантически большинство таких слов связано с отрицательными характеристиками (пьяница, неумеха, задира, привереда) или объективными недостатками (сирота, калека).

Трактовка общего рода зависит от того, усматривать ли для каждого из этих слов одну или две лексемы. Если считать согласуемые по женскому и по мужскому роду словоформы типа сирота представляющими одну лексему, то такие слова выделяются в особый согласовательный класс (по А. А. Зализняку – скрещённый). Возможна также трактовка, при котором в каждом из таких случаев в языке представлены две омонимичные лексемы разного рода. При любой трактовке такие слова не образуют самостоятельного согласовательного класса со своим набором окончаний.

2.3.1. Словообразовательные типы

Ряд слов парного рода содержит характерные экспрессивные (часто пейоративные) суффиксы -ак-(а), -л-(а), -(ин)а, -яг(а), -ыг(а), -ук(а), -ул(я) , -уш(а) и др.:забияка, воображала, жадина, скромняга, сквалыга, злюка, чистюля, копуша.

Как слова общего рода могут выступать также образования женского морфологического рода от существительных мужского морфологического рода (см. п. 2.1.1. Женский морфологический род):

(37) Такой волчара попался ― за каждый цент зубами цепляется. [Семен Данилюк. Бизнес-класс (2003)]

(38) Огурцов был не один ― в машине осталась сидеть какая-то красотка, скучно смотревшая в сторону и на третьей фразе разговора вполголоса аттестованная Огурцовым как "моя волчара". [Андрей Волос. Недвижимость (2000) // Новый Мир, № 1-2, 2001]

Сюда же относятся гипокористические («уменьшительно-ласкательные») имена, одинаково образуемые от мужского имени на согласный и женского имени на -а: Саша (< Александр, Александра), Шура, Валя, Женя.

Особый класс составляют существительные на -ло, иногда относимые исследователями к общему роду [Граудина и др. 1976:76], но гораздо чаще согласуемые по среднему роду (в соответствии с морфологическим родом). Важно отметить, что у них имеется также омофоничный вариант женского морфологического рода (дурило и дурила, падло и падла):

(39) На смех подымать его боялись, но всем было ясно, что сыщик из него липовый, если даже такой чудило, как Курчев, и то его обштопал. [В. Корнилов. Демобилизация (1969-1971)]

(40) Я, значит, туда-сюда, никак не мог остановиться, все искал честный какой-нибудь банк, надеялся еще на что-то, дурила картонная… [А. Грачев. Ярый-3. Ордер на смерть (2000)]

(41) Она звучит так, что смолоду она невероятно громка, в том грохоте мыслей и чувств, которым живет молодое дурило, в упор не видно и не слышно тихой или утихающей жизни старших. [Г. Щербакова. Армия любовников (1997)]

Согласование глагола с этими экспрессивными обозначениями встречается редко:

(42) Туго натягивая хребтину самолова, рыба пошла не вглубь, вперед пошла на стрежь, охлестывая воду и лодку оборвышами коленцев, пробками, удами, ворохом волоча скомканных, умаянных стерлядей, стряхивая их с самолова. «Хватил дурило воздуху. Забусел!» ― мгновенно подбирая слабину самолова, думал Игнатьич и увидел рыбину возле борта лодки. [Виктор Астафьев. Царь-рыба (1974)]

2.3.2. Семантическое согласование

Обозначение профессии судья – также общего рода:

(43) Маленькую рыжую судью любил только Ветров. Они познакомились в лохматые времена студенчества Нонны в неизвестном году. [Д. Симонова. Призрак декорации (2002)]

Ср. более редкое употребление слова слуга в качестве слова общего рода:

(44) Она моя владычица и слуга моя. [Н. Г. Чернышевский. Что делать? (1863)]

(45) В моем подчинении была, правда, одна женщина-слуга ― черная Ольга, наша горничная. [Э. Лимонов. Книга воды (2002)] (отметим употребление слова женщина, указывающее на применение слова слуга по умолчанию к мужскому полу)

Слова общего рода сближаются со словами мужского морфологического рода типа врач, министр, нормативно относящихся к мужскому согласовательному роду, но обозначающих также и лиц женского пола; в качестве одного из вариантов согласования для них возможно согласование «по смыслу» (а не только по мужскому роду), см. п. 2.5.1.2

Достаточно распространён переход слов общего рода в женский род применительно к мужчине (ср. также [Граудина и др. 1976:76]):

(46) ― Иван Гаврилыч, хоть и редкая зануда, считай, стратегический банковский партнер в Европе. [С. Данилюк. Бизнес-класс (2003)]

(47) С ним ему повезло, чего не скажешь о Юрии Игнатьевиче, главном заместителе, старая, лысая зануда… [Э. Володарский. Дневник самоубийцы (1997)].

2.4. Род и согласовательный класс у местоимений-существительных.

2.4.1. Личные и возвратные местоимения

Часть местоимений-существительных (я, ты, мы, вы – один из нас, одна из вас) могут согласовываться по женскому и мужскому родам (я пришёл, я пришла) и тем самым принадлежат нескольким согласовательным классам одновременно (или «скрещённым» классам по Зализняку). Прагматически менее естественно, но, тем не менее, возможно и согласование по среднему роду:

(48) – Я напоило семьдесят пять бездомных собак. Двадцать восемь котов и кошек. – Облако плакало всё сильней. -- Я выплакало из себя всю воду. [С. Прокофьева. Лоскутик и Облако]

(49) Как же ты добралось, мое дитё? [Б. Екимов. Рассказы (2002)]

Аналогично устроено и возвратное местоимение себя: ср. себя самого и себя саму/самоё.

Местоимения он, она, оно имеют мужской, женский и средний род соответственно (по согласованию; ср. тж. [Spencer 2002]), но не определены по одушевлённости:

(50) Теперь, когда публика насытилась напевом Высоцкого и сделалось возможно прочесть его всего, приумолкли восторженные вопли о страдальце-гении. [В. Астафьев. Затеси (1999)]

(51) Взглянула на старый дом. Увидела его весь. От покосившихся антенн до выщербленных ступеней крыльца. [С. Довлатов. Дорога в новую квартиру (1987)]

Для обозначений одушевлённых существительных среднего рода возможны как формы, совпадающие с именительным, так и формы, совпадающие с родительным падежом. Таким образом, в среднем роде одушевлённость выражена слабее, чем в мужском и женском:

(52) Его всё покрывала шерсть. // Его всего покрывала шерсть. (о животном)

2.4.2. Местоимения типа кто и что

Местоимения серии -кто (кто, никто, некто и др.) – мужского рода, одушевлённые; мн.ч. допускают с ограничением (*кто пришли?, но кто такие, эти некто).

В конструкции кто такой современная норма требует согласования такой по смыслу (кто такая, такое, такие), однако существовало также архаичная несогласуемая конструкция кто такое:

(53) [Ракитин:] Кто такое Беляев? [Ислаев:] А новый наш учитель, русский. [И. C. Тургенев. Месяц в деревне (1850)]

Мн. ч. у кто часто встречается при относительном употреблении, так, в Корпусе те, кто пришли встречается сопоставимо с те, кто пришёл (отношение примерно 1:5). В 1970-е годы, по данным [Граудина и. др. 1976:31–32], мн.ч. встретилось примерно в 3% контекстов.

(54) Кто сталкивался с клонированием своего ника? Я уже выловила четырёх неопознанных клонов. Интересно, с какой целью эти "некто" используют мой ник? (otvet.mail.ru)

(55) Арт-салон 2006 в ЦДХ. Кто был на арт-салоне? Что видели? [Современное искусство (форум) (2007)] (речь идёт о множественном субъекте)

(56) Девчонки, кто забрал у пассажира место у аварийного выхода? [К. Кондаков. Два шага вперёд, полтора шага назад (2003)] (речь идёт об одной из «девчонок»)

Контексты вроде:

(57) Кто была эта девушка, кто был этот дедушка? [А. Архангельский. 1962. Послание к Тимофею (2006)]

следует интерпретировать как согласованные с подлежащим ('девушка', ср. Кем была эта девушка).

Местоимения серии -что (что, ничто, нечто и др.) – среднего рода ед.ч., неодушевлённые:

(58) Он пояснял мне: когда мы помираем, то как живые существа перестаём быть. Это биологическое ничто. Химическое ничто ― торричеллиева пустота, можно получить пространство, в котором не останется ни одной молекулы. [Д. Гранин. Зубр (1987)]

2.5 Вариативность в роде

Вариативность родовой принадлежности характерна для целого ряда лексем и их классов на протяжении всей истории русского литературного языка. В работе [Савчук 2011] обобщаются следующие точки вариативности, связанные с родом:

· колебания в роде, выраженные морфологически (см. п. 2.5.1):

§ сущ. м.р. на твердый согласный и ж.р. на -а: рельс – рельса (см. п. 2.5.1.1);

§ сущ. на мягкий согласный, -ж, -ш: м.р.//ж.р.: толь, толятоль, толи (см. п. 2.5.1.2);

§ сущ. с суффиксами субъективной оценки: м.р.//ср.р., м.р.//ж.р., ср.р.//ж.р.: этот домишко – это домишко, огромный домина – огромная домина, маленькое ведерко – маленькая ведерка (см. п. 2.5.1.3).

§ сущ. общего рода: этот чудила – это чудило;

· колебания в роде, выраженные синтаксически (см. п. 2.5.2, п. 2.5.3):

§ сущ. несклоняемые: боа пушистыйбоа пушистое (см. п. 2.5.2.1);

§ аббревиатуры: наша ЖЭКнаш ЖЭК, СОЭ повысилсяСОЭ повысилось (см. п. 2.5.2.4);

§ композиты: часы-будильник всталичасы-будильник встал (см. п. 2.5.3).

2.5.1. Колебания между типами словоизменения

Вариативность в синтаксическом роде обычно связана с колебаниями между родами морфологическими: тапок – тапка, гренок – гренка, георгин – георгина, кайла-- кайло, рояль/рояли – рояль/рояля [Граудина и др. 1976:65–70]. Как правило, варианты трёх родов отличаются стандартными окончаниями трёх соответствующих морфологических родов (-0, -а, -о) с точностью до беглого гласного (ср. первые два примера) либо омонимичны в начальной форме (слова типа рояль). Редки, но возможны и другие варианты (например, сайга – сайгак, грозд – гроздь), ср. также заусеница – заусенец с разной огласовкой суффикса. Распространена вариативность между парным и другими родами (в большинстве примеров это выбор между pluralia и singularia tantum; кружево – кружева, хлебозаготовка – хлебозаготовки, молок – молоки, заросль – заросли).

(59) Ф.А.Петровский уверял, что в молодости видел парикмахерскую с надписями: «мужской зал», «женская зала», «детское зало». [М. Л. Гаспаров. Записи и выписки (1998)]

2.5.1.1 .Колебания между 0-склонением и а-склонением (мужской – женский род)

По данным Грамматического словаря русского языка (анализ из [Савчук 2011]), на колебания между мужским 0-склонением и а-склонением (твёрдый вариант) и, соответственно, мужским и женским родом (типа рельс – рельса) приходится 37% вариативных пар.

Отдельный морфологический (словообразовательный) класс слов, колеблющихся между мужским и женским родами – приставочные образования от глаголов (просека – просек, переволока – переволок, проток – протока, присосок – присоска, надолба – надолб).

(60) Дорога на Шульпиху шла сначала старым заброшенным просеком (на Урале говорят «просек», а не просека), а потом мы свернули влево, где начинались покосы. [Д. Н. Мамин-Сибиряк. Зеленые горы (1902)]

Адаптация заимствованных слов также вызывает подобную вариативность, связанную в том числе и с родом языка-источника: диерез – диереза (греч. dieresis женского рода), арабеск/арабеска (фр. arabesque женского рода), жираф – жирафа (фр. giraffe женского рода; ср. также выше о вариативности названий животных).

(61) Как выяснилось, жирафа служила подставкой для шляп. [С. Довлатов. Наши (1983)]

Колебание по роду свойственно словам, редко употребляющимся в единственном числе: это названия обуви (тапка/тапок при обычном тапки, кеда – кед при обычном кеды, ботинок – ботинка, туфель – туфля), пищи (гренок – гренка при обычном гренки, оладушка – оладушек при обычном оладушки), иные семантические классы (канделябр – канделябра, клавиш – клавиша, рельс – рельса, скирда – скирд, ставень – ставня, заусенец – заусеница, туберкул – туберкула, банкнот – банкнота).

Как отмечено в [Савчук 2011], ряд вариативных форм в современных текстах выходит из употребления (ботинка – данное слово в современных текстах применяется скорее не к дамской обуви, а к мужской, в том числе к тяжёлой; апофеоза, брелока). Предпочтительная форма может быть разной в пределах одной и той же семантической группы: в паре бутсбутса (соотношение форм 5 м.р. ед.ч. // 12 ж.р. ед.ч. при 71 форме мн.ч.) преобладает женский род, а в паре кедкеда мужской (соотношение форм 14 м.р. ед.ч. // 3 ж.р. ед.ч. при 202 формах мн.ч.).

2.5.1.2. Колебания между 2 типами 0-склонения (мужской и женский род)

Вариативность между мужским и женским родом исторически характерна для заимствованных существительных на мягкий согласный, колеблющихся между двумя типами 0-склонения и, соответственно, морфологическими родами (кадриль, отель, дуэль); в настоящее время для большинства из этих слов закрепился один из родов, и вариативность в данной зоне снизилась, хотя и не исчезла полностью. Если в Грамматическом словаре отмечено только 22 пары с таким колебанием (и всего 13% от слов, вариативных по роду), то в начале XX века нормативные пособия отмечают ещё 55 таких пар, для современного языка уже не актуальных [Савчук 2011].

(62) Представьте себе, какой-нибудь шевалье, граф, маркиз, у которого в Париже была прекрасная отель, несколько наследственных замков, должен был, чтоб не умереть с голоду, идти в гувернеры, то есть учители! [М.Н. Загоскин. Москва и москвичи (1842-1850)]

(63) Три дня спустя был его последний дуэль. [М.А. Корф. Записка о Пушкине (1848)]

(64) В правительстве идет перманентный кадриль, с одной стороны, чтобы по очереди сажать «к пирогу» доходных и почетных местечек побольше эсеров и меньшевиков, с другой стороны, чтобы «занять внимание» народа. [В.И. Ленин. Государство и революция (1917)]

В ряде вариативных пар ранее выступал вариант с твёрдым согласным мужского рода:

(65) Как было доказано, что призма, которой основание параллелограмм, разделяется на две трехсторонние одинаковые плоскостию, проходящею чрез диагоналы оснований, и как стороны параллелограмма и диагонал могут быть взяты совершенно произвольно, то отсюда следует, что всякая трехсторонняя призма равна по величине с другой, которой основание и высота те же. [Н.И. Лобачевский. Геометрия (1823)]

В истории языка сменили свой род и ряд исконных существительных на мягкий согласный: степень, гортань, печать и др.

(66) И сие то есть самый высочайший степень совершенства, которого достигнуть стараться должно. [Екатерина II. Наказ Комиссии о составлении проекта нового Уложения (1767)]

Среди новых слов такая вариативность связана со словами, означающими вещества (гель, шампунь, персоль и др.). В [Савчук 2011] впервые отмечена вариативность, связанная с одушевлённым словом бездарь (изначально – третьего склонения ж.р.):

(67) Тем более страшно, когда этим занимается одарённый человек. Ведь бездаря никто слушать не станет. А когда человек талантливый проповедует гнусь, ребёнок может поверить ему. [А. Гулина. Слух к чужой боли (2003)] – мужской род

(68) АЯ бормочет своим поедаемым овощам: «Таков наш мир: любая бездарь, любой зачуханный баран изображает высь и бездну, стуча в жестяный барабан». [В. Аксенов. Новый сладостный стиль (2005)] – женский род

2.5.1.3. Суффиксальные образования с изменением морфологического рода

Колебания по роду между мужским (в соответствии с родом производящего слова) и женским (в соответствии с морфологическим родом) имеют также существительные с увеличительными и экспрессивными суффиксами, морфологический род которых не соответствует нормативному согласовательному (см. п. 2.1 Морфологический род, п. 2.3 Общий род). Это существительные как неодушевлённые (лбина, кирпичина, холодина, дождина, паспортина и др.) и одушевлённые (зверюга, зверина, коняга, бабец, Ленок, бездарь). Они часто также колеблются между разными морфологическими родами (человечишка—человечишко, сараюшка – сараюшко).

2.5.2. Неизменяемые слова и аббревиатуры

Для заимствованных неизменяемых существительных (в том числе имён собственных), не примыкающих ни к какой исконной словоизменительной парадигме, характерна вариативность родовой принадлежности, часто меняющейся со временем. По [Граудина и др. 1976:77], в прессе 1970-х годов отклонения от словарной нормы в роде несклоняемых существительных достигали 35%. По [Савчук 2011], доля несклоняемых слов среди вариативных по роду существительных – 32%.

2.5.2.1. Род неизменяемых слов и семантика

Обычно несклоняемые неодушевлённые существительные тяготеют к среднему роду (для среднего морфологического рода характерно окончание -о/-е); это также так называемый «свалочный класс», куда попадают слова с нетипичным для русского языка окончанием имИ.п. ед.ч. вроде -у, -и [Копелиович 2008:99]. Наряду с этой тенденцией род таким словам часто приписывается по семантическому аналогу: так, несклоняемые обозначения автомобилей относятся к мужскому роду (как слово автомобиль), река Конго – к женскому роду, как река, а государство Конго – к среднему, как государство (но в принципе в то же время возможна и подстановка слов женского рода – страна или республика, так что подобное правило не может носить абсолютного характера).

2.5.2.2. Названия неодушевлённых предметов

Между мужским и средним родом, по данным Грамматического словаря русского языка, колеблются обозначения пищи и напитков (кофе, бренди, виски, мартини, спагетти, шерри, сулугуни, чили), марок автомобилей (феррари, шевроле, ауди, вольво), единиц измерения и денежных единиц (генри, кюри, евро). Почти все эти слова представлены в Корпусе в основном в мужском роде. По данным Google, в сочетании один/одно евро мужской род чаще среднего рода в 17 раз, в сочетании белый/белое мартини мужской род чаще среднего почти в 100 раз.

Особо выделяются обозначения автомобилей; здесь и в Корпусе, и в Интернете для целого ряда таких слов лидирует не отмеченный словарями женский род (диктуемый семантическими аналогами машина, марка, иномарка, модель [Савчук 2011], а не литературным автомобиль). Так, новая феррари в Google примерно в два раза частотнее, чем новый феррари, в то время как рекомендуемый рядом словарей средний род для этой лексемы крайне маргинален.

(69) Она уже не видела белой «ауди» впереди. [Д. Рубина. Несколько торопливых слов любви (2001)]

(70) Приказ всем машинам: блокировать красную «мазератти». [В. Левашов. Заговор патриота (2000)]

По данным [Савчук 2011], мужской род предпочитают названия шевроле, рено, пежо, порше, в то время как решительно преобладает женский род для наименований ауди и вольво. Отмечено, что к женскому роду «тяготеют слова с последним безударным открытым слогом, который может ассоциироваться с безударным окончанием существительных 1-го склонения» [там же].

В ряде случаев выбор рода объясняется давней традицией. Таково слово кофе, наследовавшее мужской род более раннего варианта кофий мужского морфологического рода [Граудина 1976:79]; переход его в средний род признавал нормативным ещё В.И. Чернышёв [там же]. В советский период мужской род этого слова стал восприниматься как более «престижный», как знак «культуры речи», что способствовало дополнительной консервации мужского рода. Со словами какао, пальто или метро, в XIX – начале XX в. также имевшими мужской род, этого не произошло. В это же самое время в русской эмиграции мужской род слова кофе беспрепятственно вытеснялся средним:

(71) Клервилль, допивая утреннее кофе, с энергичным видом излагал свой план действий: он первым делом бросится в министерство, в Intelligence Service, в штаб, затем разыщет мистера Блэквуда и попросит его поговорить с министром. [М.А. Алданов. Пещера (1932)]

(72) Я тоже провел это время в Париже: немного меньшее количество одних продуктов, несколько худшее качество других, поддельное, но все же ароматное кофе, чуть сокращенная электрическая энергия, чуть сокращенное пользование газом. [Ю. П. Анненков. Дневник моих встреч (1966)]

Так же у Бунина, Набокова, Андрея Седых, Дон Аминадо, М. Агеева.

(73) Крутой поворот, и авто, шумя по гравию шоссе, миновал широкие ворота, увенчанные трубящим ангелом, и остановился около оружейного корпуса, спугнув целую стаю молодых девушек, играющих в серсо. [А.В. Чаянов. Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии (1920)]

В современном языке под влиянием кофе мужской род получили и новые заимствования, означающие сорта этого напитка (капуччино, эспрессо); слово мокко имело также устаревший вариант мокка (колеблющийся по роду и склоняемости) [Савчук 2011]).

Слова жалюзи, хинкали, спагетти, мюсли и др. и топонимы, например, кавказские, на -и типа Озургети, Кобулети, Самашки, Шали, также Хельсинки (ср. в языке русской эмиграции в Пассях от Passy) колеблются между мужским, средним и парным (pluralia tantum) родом (в последнем случае обычно женского морфологического рода). Последняя возможность подсказывается финальным -и, а также для некоторых слов семантикой (совокупность мелких предметов) и синонимами (шторы, макароны – последнее слово прошло аналогичный путь, из ит. macaroni), а для топонимов – существованием топонимов парного рода типа Ромны и Петушки (ср. иностранный топоним Салоники, нормативно парного рода). Жалюзи и топонимы в парном роде имеют склоняемый вариант: жалюзей, Шалей, Озургет. Переход в изменяемый тип связан со степенью освоенности. Во всех этих случаях преобладает несклоняемый вариант, но и склоняемые встречаются достаточно систематически:

(74) Спагеттей побольше, пожалуйста, — твердил свое Пашка. — Если в шкафу не имеется, у нас есть резерв. [С. Каледин. Записки гробокопателя (1987–1999)]

(75) Скажем, другая из моих многочисленных подруг кормила мужа сплошными мюслями, сосисками и черным кофе (если он не забывал все это купить), а он остается при ней уже лет десять и никуда уходить не собирается. [М. Каминарская. Три веселых супа (2002)]

(76) Особенно любили такие броские названия в грузинской провинции, где-нибудь в Озургетах, Ахалкалаках или Сагареджо (К. Г. Паустовский. Книга о жизни)

(77) Вместо щелистых жабр жалюзей ― глухой затиск ставень. [С. Д. Кржижановский. Боковая ветка (1927-1928)], ср. :

(78) Бары закрыты, кафе закрыты. Окна домов закрыты жалюзи. [Д.А. Гранин. Месяц вверх ногами (1966)]

2.5.2.3. Названия животных

Между мужским и женским родом колеблются обозначения животных (коала, колли, окапи, динго, жако, гуанако, чау-чау, кенгуру, цеце – ср. семантически мотивирующие женский род слова собака, обезьяна, антилопа, муха, мужской род -- попугай и др.):

(79) Кенгуру-крыса многим менее первой, но во всём похожа на обыкновенную кенгуру. [Ф.Ф. Беллинсгаузен. Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане... (1831)]

Ср. также рассказ Б. Житкова «Кенгура» (1925), где это слово (в речи персонажа и рассказчика) переведено в женский морфологический род, видимо, под влиянием окончания, схожего с винительным падежом этой парадигмы (ср. предыдущий пример):

(80) Вышел распорядитель на середину и говорит: ― Сейчас почтеннейшей публике австралийский зверь кенгура покажет упражнение в боксе. Редкий случай искусства! (Б. Житков. Кенгура)

Слово шимпанзе в [Зализняк 1967] отнесено к «скрещённому» словоизменительному классу, проявляющему признаки всех трёх родов – мужского, женского и среднего (в нём пересекаются общий род и вариативность между общим и среднем родом). В Корпусе средний род этого слова не зафиксирован, а выбор мужского или женского рода, сколько можно судить, не мотивирован полом животного: ср. примеры, где речь идёт о биологическом виде в целом:

(81) Не такая уж близкая, оказывается, родственница нам эта волосатая шимпанзе! [«Знание -- сила» (2003)]

(82) Новорожденный шимпанзе весит вдвое меньше новорожденного ребенка. [«Мурзилка» (2000)]

2.5.2.4. Род аббревиатур

Аналогично названиям животных определяется род аббревиатур – по так называемому опорному слову полной расшифровки (синтаксически главному слову словосочетания). Нормативно БАМ женского рода (магистраль), США – парного (штаты), НКВД – мужского (комиссариат). Тем не менее, и в этом случае заметна тенденция несклоняемых аббревиатур к согласованию по среднему роду (а напоминающих по фонетической структуре мужской морфологический род, таких, как БАМ – к согласованию по мужскому роду и склоняемости):

(83) На месте Молоховских ворот, где в Отечественную войну 1812 года шли ожесточенные бои, всесильное НКВД выстроило два жилых корпуса для семей своих опричников, больше всего преуспевших в лесах Катыни. [Б. Васильев. Оглянись на середине (2003)]

(84) Захочет министр оплатить поворот сибирских рек ― пожалуйста, захочет построить никому не нужный БАМ ― сколько угодно, оказать валютную помощь коммунистической партии на Кубе ― нет вопросов! [А. Тарасов. Миллионер (2004)]

Ряд аббревиатур на согласный, начиная с НЭП (новая экономическая политика) нормативно принял мужской род, а часто и перешёл из несклоняемых в склоняемые, ещё до 1970-х годов (МИД, МИДа – ср. министерство, ВАК – ср. комиссия, вуз – ср. заведение, ТАСС – ср. агентство, ДОСААФ – ср. общество, ЗАГС – ср. запись; в 1970-е начался этот процесс с ЖЭК – ср. контора; [Граудина и др. 1976:83–84]). Ср. редкий пример перехода ЖЭК в женский морфологический род:

(85) ― Техник ― это дома, в жэке вашей, а здесь ― смотритель, смотритель кладбища. [С. Каледин. Записки гробокопателя (1987-1999)]

и редкий пример сохранения несклоняемости у слова загс в мужском роде:

(86) Служба столичного загс подвела свои итоги 2006-го и сравнила их с показателями предыдущего года. [Н. Егоршева. САША + НАСТЯ (2007)]

2.5.3. Род сложных слов

Особый тип колебания представляют собой сложные слова, образованные соположением слов двух разных родов: плащ-палатка, диван-кровать, школа-интернат. Вариативность рода сочетается с вариативностью склонения первой части (плащ-палатки или плаща-палатки). Для ряда таких слов преобладает несклоняемость первой части и, соответственно, согласование по последней части композита, морфологической род которой наследуется словом в целом:

(87) В блиндаже всё время толклись люди, скрипела дверь и хлопала плащ-палатка, повешенная у входа Глушковым. [В. Гроссман. Жизнь и судьба, часть 2 (1960)]

Для слова счёт-фактура преобладает склоняемость обеих частей; несклоняемая первая часть встречается редко, хотя и регулярно, особенно в газетном корпусе, что позволяет предположить эволюцию в этом направлении:

(88) Так, ВАС РФ, рассматривая конкретное дело, на основе транспортного договора, счет-фактур, накладных и иных документов установил, что перевозка осуществлялась по территориям нескольких государств. [Некоторые проблемы предмета доказывания в гражданском процессе РФ (2003)]

Возможно согласование по обеим частям:

(89) На основании этого счета-фактуры бывший продавец, ставший покупателем, примет к вычету НДС по приобретенным товарам. [А. Куркотов. Счет-фактура на возврат (2004)]

(90) Идея сводится к тому, чтобы каждая счет-фактура нашла себе пару «продавец―покупатель», причем у обоих суммы должны совпадать. [Е. Ленц. Министерство вычитания и пополнения (2004)] (в этом тексте первая часть склоняется)

Для дефисных сочетаний слов разного рода, означающих лиц (бой-баба, человек-загадка, горе-писатель), обычно смысловое согласование [Граудина и др. 1976:91]:

(91) Больше того, «огонь-девка» предлагала напечатать еще и хвалебные цитаты о Головине, которые тоже прилагались. [Т. Устинова. Персональный ангел (2002)]

Сильнее вариативность проявляется у свободных сочетаний неодушевлённых существительных разных родов, второе из которых выступает в функции приложения (их можно рассматривать также как окказиональные сложные слова).

Нормативно преобладает согласование по первой части, являющейся семантически «главной» (самолёт-амфибия м. р. = самолёт типа амфибия, [Граудина и др. 1976:92]), хотя это семантическое основание является достаточно «зыбким» [там же], кроме того, существует вариативность в порядке компонентов: усадьба-музей и музей-усадьба.

Согласование может зависеть также от того, с какой стороны от данной пары находится согласуемое слово. Ср. примеры согласования по ближайшему существительному:

(92) Эта схема может считаться модификацией линейной, так как суть её заключается в том, что в каждом эпизоде-встрече субъектом и объектом могут быть произвольно выбранные персонажи. [«Информационные технологии» (2004)]

(93) Сначала шов слегка уплотняем молоточком, затем прочеканиваем на нём замок-бороздку, называемую "зигом", которая будет препятствовать расхождению шва при дальнейшем его уплотнении. [«Народное творчество» (2004)]

но ср. согласование с первой частью при постпозиции:

(94) Позднее было обнаружено, что короткие синтетические двухспиральные РНК, одна из цепей которых комплементарна любому участку гена-мишени и, соответственно, его мРНК, оказывает ещё более мощный эффект, полностью и строго избирательно инактивируя экспрессию данного гена в клетках животных, включая млекопитающих. [А. С. Спирин. Фундаментальная наука и проблемы экологической безопасности (2004)]

(95) Вы не поверите, но посюсторонние зрители аплодировали практически стоя ― не столько этому человеку, сколько режиссёру, снявшему фильм-молчание, фильм-неподвижность, фильм-пустоту, служащий мерилом всякому звуку, движению, всякой наполненности. [Запись LiveJournal (2004)]

2.6. Род согласуемых слов

Собственно грамматические показатели рода (если не считать регулярное образование рода у субстантивированных прилагательных и фамилий; см. [Spencer 2002] и ниже, п. 4 Семантика) в русском языке имеются только у словоформ, которым род приписывается при согласовании – прилагательных, местоимений-прилагательных, числительных и причастий глагола. Сюда же близки л-формы (словоформы прошедшего времени глагола и в составе сослагательного наклонения).

Род маркируется у адъективных словоформ кумулятивно с показателями падежа и единственного числа (во множественном числе, кроме указанных выше в п. 2.6.1. Род и число случаев, род не маркирован), а в винительном падеже еще и одушевлённости. Так, окончание -ый прилагательного выражает, помимо мужского рода, именительный падеж (либо винительный неодушевлённый) и единственное число. Косвенные падежи мужского и среднего родов совпадают (красного солнца, дома, красным солнцем, домом).

Выделяются ряды падежно-родовых показателей, характерных:

  • для полных форм прилагательных, местоимений-прилагательных и причастий (-ый, -ая, -ое в им.п.: хороший дом, хорошая книга, хорошее сочинение);
  • для кратких форм прилагательных и причастий (-0, -а, -о: только род, кроме фразеологизмов на босу ногу и т. п.: дом хорош, книга хороша, сочинение хорошо);
  • для притяжательных прилагательных (-0, -а, -о в им.п.: Петин дом, Петина книга, Петино сочинение – дом хорош (Петин), книга хороша (Петина), сочинение хорошее (Петино).

У -л-форм показатели рода и числа совпадают с показателями кратких форм прилагательных (увидел, увидела, увидело, увидели).

2.6.1. Род и число

2.6.1.1. Дореформенная орфография

После реформы орфографии 1918 г. у подавляющего большинства русских словоформ род во множественном числе на письме не различается (фонетически совпадение родов и формирование единой парадигмы множественного числа прошли еще в XIV-XVI вв.). До 1918 г. окончания множественного числа женского и среднего рода прилагательных и местоимений-прилагательных в им.п. и вин.п. (-iя, -ыя) орфографически отличались от множественного числа мужского рода (-iе, -ые): новыя (книги, поля) – новые (стулья); кроме того, существовало местоимение мн.ч. ж.р. онѣ и словоформа местоимения и числительного мн.ч. ж.р. однѣ с ударным окончанием (по крайней мере в стихах – в соответствии с произношением); в незначительной степени эти словоформы сохраняются в современных переизданиях старых текстов и стилизациях. Подробнее см. Местоимение.

В дореформенном правописании, кроме того, различался род у pluralia tantum: новые часы – новыя ножницы (см. п. 2.2).

2.6.1.2. Числительные оба и два

В современном русском языке во множественном числе различаются формы им.п. (вин.п. неодуш.) числительных оба/обе, два/две и полтор/полторы (ср. закрепившиеся для обоих родов словоформы двенадцать и двести, но двадцать). Также различаются косвенные формы числительного оба (обоих, обоим, обоимиобеих, обеим, обеими), для которых правило является «искусственным», придуманным Н. И. Гречем [Граудина и др. 1976:256]. В [Зализняк 1967] формы косвенных падежей женского рода местоимения оба названы «выходящими из употребления»; схожую точку зрения высказывал и В.В. Виноградов.

Тем не менее, в современных текстах смешение этих словоформ наблюдается в обе стороны:

(96) Там магнитные излучения поддерживают предмет с обоих сторон, так что тебе не нужно ходить по квартире на цыпочках, опасаясь, что волчок рухнет вниз. [«Хулиган» (2004)]

(97) Потом как-то очень обаятельно ухмыльнулся, подмигнул обеими глазами [«Театральная жизнь» (2004)]

При этом формы женского рода, в общем, в языке сохраняются; так, сочетания обеих рук, обеими руками, в обеих руках, обеим рукам встречаются начиная с 1967 г. (после издания «Русского именного словоизменения») 758 раз, а ненормативное обоих рук и т. п. – только 5. В Корпусе устных текстов отношение для данных контекстов 17:1 в пользу нормативной формы числительного; ср. единственное отклонение:

(98) [№ 0] Вы лично одобряете или нет отставку Касьянова? [№ 8, муж, 61] Обоими руками за то / что его убрали вовремя. [Беседа с социологом на общественно-политические темы (2004)]

По данным поисковой системы Google, соотношение обеих рук / обоих рук ниже, чем в Корпусе, куда входят в большинстве своём отредактированные письменные тексты – 20:1.

Перевес нормативных форм несколько меньше по сочетаниям с объектами, обладающими естественной парностью, но и по сочетаниям с иными лексемами, например, словом сторона: в основном корпусе преобладание нормативной формы числительного оба – 58:1, в газетном – 181:1, а в устном даже 4,5:1. По данным Google, соотношение чуть ниже, чем с лексемой рука – 16:1.

(99) Поскольку я считаю / что любое действие должно быть ненасильственным / и всегда должен быть шаг навстречу / с обоих сторон. [Беседа с Э.Шклярским (рок-группа «Пикник») на радиостанции «Наше радио» (2003)]

В советских газетах 1970-х годов, по данным [Граудина и др. 1976:256], ненормативные формы обои-/обеи- по всем лексемам достигали 5%.

2.6.1.3. Селективные конструкции

В селективных конструкциях (один из которых, каждый из которых) выбор рода местоимения диктуется родом кореферентного существительного, представленного в предложении только словоформой множественного числа:

(100) Рассматривается несколько классов задач, для каждого из которых проводится сравнительное тестирование методов решения, реализованных в программе. [«Информационные технологии» (2004)]

(101) Существует 19 систем сертификации, внутри каждой из которых ― своя система аккредитации… [«Воздушно-космическая оборона» (2003)]

(102) Начертите схемы возможных соединений из трех резисторов, каждое из которых имеет сопротивление R. [В. Лукашик, Е. Иванова. Сборник задач по физике. 7-9 кл. (2003)]

2.6.1.4. Выражение числа и морфологический род

Словоформы множественного числа имеют набор окончаний, диктуемых, хотя и не однозначно, типом словоизменения (так называемым «морфологическим родом», см. выше п. 2 Морфология ). В частности, во множественном числе для существительных разных морфологических родов противопоставлены наборы окончаний именительного и родительного падежа [Зализняк 1967]:

  • мужской морфологический род: ­и – -ов/ей – 97,3% случаев;
  • женский морфологический род: -и – -0 – 98,9% случаев;
  • средний морфологический род: ­а – 0 – 96,4% случаев.

3. Синтаксис

При согласовании существительное (и местоимение-существительное) диктует выбор согласовательного класса зависимого адъектива (прилагательного, причастия, местоимения-прилагательного, числительного): новая (твоя, вторая) кукла, новый (твой, второй) нож, новое (твоё, второе) мороженое. При согласовании по роду у адъективов выступает тот же набор граммем, что и у существительного (в том числе т.н. парный род (см. п.2.2): одни сани, каждые из саней).

К согласованию по роду близки явления, обычно не относимые к нему. Это:

  • координация сказуемого с подлежащим в прошедшем времени и сослагательном наклонении (исторически форма прошедшего времени на – согласуемое причастие):

(103) Если так моё сердце отозвалось, так мой ум просветлел, воля встрепенулась, всё моё существо напряглось желанием так жить, ответить на эти слова всей жизнью ― я не только себя узнал, я узнал что-то новое о Боге. [Митрополит Антоний (Блум). О жизни христианской (1990)]

  • координация анафорических местоимений (см. Местоимения) с кореферентным им существительным по роду:

(104) Я лезу в холодильник. Он ПУСТ. Я смотрю на столах ― нету ничего… [Женщина + мужчина: Брак (форум) (2004)]

(105) Крестьяне и солидарные с ними губернаторы настоятельно просили вице-премьера "дойти до президента", чтобы тот приструнил "нефтяных баронов". [И. Пылаев. Война срывает посевную (2003)]

Как и согласуемые части речи (новая врач), координация местоимений осуществляется по смыслу, исходя из пола референта:

(106) Рассказывая о своей политической карьере, депутат заявила, что если бы ей предложили войти в состав правительства, она бы хотела получить портфель министра обороны, потому что очень любит военных: "Они такие же прямые и честные, как я". [О. Бойцова. «Плейбой» чуть не раздел депутата (2002)]

4. Семантика

В целом вопрос о семантической мотивированности русского рода (как и в других языках мира) остаётся открытым (ср. [Плунгян 2000:154], [Копелиович 2008:106]), тем не менее, для ряда групп существительных можно определить соответствующие тенденции.

4.1. Род и пол

Грамматический род одушевлённых имён в известной степени коррелирует с неграмматическим (номинативным) значением биологического пола. В большинстве своём существительные, обозначающие лиц, имеют род, соотвествующий полу. Ряд таких обозначений, в основном термины родства, привязан к конкретному полу и соответственно роду (значение пола входит в состав семантики корня: мужчина, женщина, отец, мать, дядя, тётя; ср. непарные машинистка, балерина, посол, водитель). Другие существительные образуют так называемую сексуальную парадигму [Кронгауз 1996] или родовые пары [Воейкова 2008], то есть словообразовательные пары обозначений для лиц разного пола: продавец – продавщица, француз – француженка, племянник – племянница; пары типа дядя – тётя можно рассматривать как супплетивные формы сексуальной парадигмы.

Э. Спенсер ([Spencer 2002]) усматривает у русского рода черты словоизменительной категории; так, регулярно образование:

  • мужских и женских форм личного местоимения (он—она—оно, мн. ч. они (существует также словоизменительная трактовка этих форм, ср. Местоимение);
  • субстантивированных прилагательных (дежурный – дежурная, учащийся – учащийся);
  • фамилий на -ов/-ев, -ой/-ий (Иванов – Иванова, Достоевский – Достоевская, мн. ч. Ивановы, Достоевские).

Отчасти это верно для имён типа Александр – Александра, Евгений – Евгения. Ср. рекламный плакат, где Валентины употреблено аналогично Ивановы, для родовой пары имён: Всем Валентинам скидки 14 февраля.

Имеются слова, означающие определённые роли, функции, занятия, для которых нормален мужской род, «по умолчанию» охватывающий оба пола:

(107) Например, русский человек, мысля о национальной гордости, говорит: «русский дух, Евразия», а слушающий воспринимает эту мысль как «порабощение стран Восточной Европы». [Л. Перловский. Сознание, язык и математика (2003)]

(108) Не презирайте, любезный читатель, ворон -- это отличное мясо для бульона. [Рецепты национальных кухонь: Франция (2000-2005)]

(109) Сейчас учителя сами заказывают себе подарки… кто золотую цепочку, кто кухонный комбайн… [Наши дети: Подростки (2004)] (речь явно идёт преимущественно о женщинах)

К тому же классу примыкают общие обозначения лиц, не маркированные по полу: человек, субъект, индивид(уум) мужского рода, лицо – среднего рода, персона, личность, особа, также обозначение функции (не обязательно личное!) жертва – женского. От обозначений ряда профессий и рангов типа директор, профессор, врач форма женского рода (директриса, профессорша, врачиха) либо носит разговорный и сниженный характер, либо (в случаях генеральша, профессорша) интерпретируется (также) как 'супруга X-а'. О переходе слов типа врач в неустойчивый общий род см. п. 4.2 Смысловое согласование.

(110) ― Вам нравится поэзия акмеистов? ― спросила Москвича высокая худая то ли профессорша, то ли гангстерша, то ли цыганка. [В. Аксенов. Круглые сутки нон-стоп (1976)]

Слова, обозначающие животных, коррелируют с биологическим полом слабее, несмотря на наличие словообразовательных гнёзд с сексуальной парадигмой (кот – кошка, волк – волчица) или корней, в значение которых входит компонент 'самец' или 'самка' (петухкурица, барановца, кобельсука). Так, названия биологических видов имеют определённый не мотивированный полом род, и эти названия применяются к животному, когда его пол неизвестен или не важен. Так, имеется нейтральное кошка, но кот – обычно о животном известного пола; нейтральное собака vs. дополнительно маркированное стилистически пёс и специальные обозначения полов кобель и сука. Замечено, что для диких животных немаркированным чаще является мужской род (медведь, волк, тигр), для домашних – женский (свинья, овца, курица) [Воейкова 2008]. Для большинства животных обозначение пола задаётся не словообразовательно, а только при помощи слов самец и самка (сова, лягушка, кузнечик, дятел и т. п.). Ср. проблемы при переводе сказок о животных: пантера Bagheera у Киплинга, сова Owl у Милна, гусеница Caterpillar у Кэррола – все мужского рода (he); при переводе либо меняется пол, либо название персонажа (Сыч, Червь и т. п.)

В анкетах, формулярах и т. п. распространено указание словоформ в двух родах (часто сокращённо) в зависимости от пола респондента (родился (лась); супруг(а)); подразумевается, что в каждом конкретном случае один из вариантов может быть оставлен, а второй вычеркнут:

(111) Как он/она воспринимал(а) консультантов, терапевтов, преподавателей, а также руководителей и представителей власти? [И. П. Пронин. Работа психолога с членами новых религиозных движений (2004)]

Под влиянием феномена «политической корректности» в западноевропейских языках (ср. англ. s/he ‘она или он’, нем. man/frau ‘неопределённое местоимение’ вместо man из грамматикализировавшегося Mann ‘мужчина’), в русский научный стиль проникают обозначения типа он/она, он или она в качестве анафорической отсылки к обозначениям вроде читатель, говорящий, слушающий:

(112) Она (книга А. А. Зализняка) написана увлекательно и доступна для непрофессионального читателя — если он/она возьмет на себя труд разбираться в незнакомых ему/ей предметах. [В. М. Живов. Чего не может фальсификатор (2004)]

4.2. Смысловое согласование

Ряд слов (врач, директор, секретарь – всего порядка двухсот, см. [Граудина и др. 1976:96–101]), нормативно принадлежащие только к мужскому роду, на протяжении XX века проявляют тенденцию выступать в общем роде (см. п. 2.3), или, что то же самое, согласовываться по смыслу в случае, когда означают женщин.

По [Зализняк 1967], на косвенные падежи тенденция согласовывать эти слова по женскому роду не распространяется (*эту врача), в таком случае их следует выделить в отдельный согласовательный класс (отличный от общего рода с полной парадигмой), либо усматривать отдельную лексему врач женского рода без косвенных падежей.

По данным Интернета, сочетание эту врача достаточно часто отмечается в современной электронной коммуникации. Характерно уточнение в следующем примере:

(113) Этого (скорее эту) врача я узнала года 2.5 назад. Хожу к ней как на праздник. (www.cooking.ru)

Отметим также весьма ранний пример:

(114) Я пригласила эту врача Радзянкову. (Письмо Ольге Берггольц от её матери Марии Тимофеевны, сентябрь 1935 г.)

4.3. Род неодушевлённых существительных и средний «дефолтный» род

Грамматический род неодушевлённых имён в общем виде ни с какой семантической составляющей не коррелирует, ср. диван – кресло – табуретка, нож – сито – вилка, сыр – масло – сметана. Однако в ряде случаев такая корреляция прослеживается, например:

  • среди названий организаций, коллективов, отдельных предметов преобладает мужской род [Грамматика 1980(1):467];
  • мужского рода все обозначения месяцев (январь...декабрь);
  • большинство названий болезней (болезнь, простуда, боль, хворь, лихорадка, краснуха, свинка, крапивница) и многие слова с отрицательной оценкой (мазня, безвкусица, чепуха) женского рода. Отмечалась (В.В. Виноградов) большая экспрессивность слов женского рода, нежели мужского.
  • среди абстрактной лексики (за счет продуктивных классов отглагольных дериватов на -ние, -ство) преобладает средний род.

Средний род употребляется по умолчанию при нулевом контролёре согласования или неопределенном субъекте («нуль-стихии», по И. А. Мельчуку), подробнее см. Безличность:

(115) Однажды потянуло пропагандиста рассказать о боевом пути его героического "соединения", как бы между прочим сообщить о том, как на станции Попельня его однажды чуть не убило: осколком бомбы выбило стекло в здании сортировки и угодил тот осколок в стену, прямо над головой начальника. [В. Астафьев. Обертон (1995-1996)]

Ср. также употребление предикативов, восходящее к употреблению прилагательного по умолчанию в среднем роде как сказуемого при подлежащем-инфинитиве:

(116) Холод, кстати, чуть с него не рухнул, проехав три с половиной метра перед редакцией, и сказал, что на нем кататься стрёмно. [К. Дорошин. Моя табуретка с мотором (2004)]

Аналогичным является использование прилагательных в творительном падеже ср.р. ед.ч. (омонимичном м. р. ед. ч.) при глаголах типа казаться [Копелиович 2008:31]:

(117) Нам представляется очевидным, что теневая экономика будет концентрироваться в экономически выгодных видах деятельности, оставляя без внимания «невыгодные» производства. [«Вопросы статистики» (2004)]

5 Выводы

Категория рода характеризуется двойственностью, свойственной категориям типа согласовательного класса (см. п. 1): она является одновременно и словоклассифицирующей (см. Грамматическая категория) (у существительных и местоимений-существительных) и согласовательной (см. Грамматическая категория) (у прочих частей речи – прилагательного, местоимения-прилагательного, числительного, глагола), причём именно в согласовании адъективных частей речи и глагола прошедшего времени и диагностируется классификация существительных по родам.

В русском языке родовая принадлежность в значительной степени коррелирует со словоизменительным типом существительного (морфологический род).

Родовая принадлежность существительных имеет определённые зоны вариативности (несклоняемые существительные, слова на мягкий согласный) – а именно, как раз те, где выбор морфологического рода затруднён. В выборе рода существительных имеются две противоположные тенденции – формальная (пальто, какао ср.р., БАМ, ЖЭК м.р., зануда ж.р.) и смысловая (врач ж.р., горе-художник м.р.).

6. Статистика

Статистические данные приводятся по Подкорпусу со снятой омонимией.

Таблица 1. Род как словоклассифицирующая категория существительных

род

кол-во употреблений

% употреблений

мужской род

815496

47,89%

женский род

590226

34,66%

средний род

285019

16,74%

парный род

11945

0,70%

всего

1702686

100%

Таблица 2. Род как словоклассифицирующая категория местоимений-существительных

род

кол-во употреблений

% употреблений

мужской род

104041

22,26%

женский род

40483

8,66%

средний род

114207

24,44%

немаркированные по роду

208598

44,64%

всего

467329

100%

Таблица 3. Род (и число) как согласовательная категория адъективов (+ прошедшее время глагола)

Мужской род

493306

36,94%

Женский род

311260

23,31%

Средний род

195893

14,67%

Множественное число

334982

25,08%

1335441

7. Библиография

8. Основная литература по теме

  • Бондарко А.В. Теория морфологических категорий. Л. 1976.
  • Воейкова М.Д. Имя существительное // Морфология современного русского языка. СПб. 2008.
  • Дурново Н.Н. Грамматический словарь. М. 1924. (ст. «Род»).
  • Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. М. 1967, переизд. М. 2002.
  • Иомдин Л.Л. О русских существительных так называемого общего рода // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. М. 1980.
  • Копелиович А.Б. Род и грамматика межсловных синтаксических связей М.-Владимир. 2008.
  • Кронгауз М.А. Sexus, или Проблема пола в русском языке // Русистика. Славистика. Индоевропеистика. М. 1996. С. 510-525.
  • Мучник И.П. Грамматические категории глагола и имени в современном русском литературом языке. М. 1971.
  • Corbett. G.G. Gender. Cambridge: Cambridge University Press. 1991.
  • Spencer A. Gender as an inflectional category // Journal of Linguistics, 38(2). 2002.